Инжир другое название

В Библии

В Библии в книге Бытиефиговый лист использовался Адамом и Евой для прикрытия наготы.
Кроме Книги Бытия, смоковница многократно упоминается как в Ветхом[4], так и в Новом Завете[5].

В религии[ | ]

В Библии в книге Бытиефиговый лист использовался Адамом и Евой для прикрытия наготы.
Кроме Книги Бытия, смоковница многократно упоминается в Ветхом[4] и Новом Завете[5]. В Коране также имеется сура под названием Смоковница (Ат-Тин).

Название

В русский язык название «фикус» пришло в XVIII веке и уже несколько изменённым — «фига», отсюда — «фиговое дерево». Были на Руси у этого растения и другие названия — смоковница, смоква, винная ягода, смирнская ягода.

Под названием «голубая фига» могут упоминаться названные по аналогии плоды совсем другого растения, даже не родственного. Это мраморное дерево, произрастающее в Австралии и не имеющее никакого отношения к фиге настоящей.

Под названием «голубая фига» может упоминаться совсем другое растение, произрастающее в Австралии и не имеющее никакого отношения к настоящей фиге.

Ботаническое описание

Инжир другое название

Дерево со светло-серой, гладкой корой.

Листья крупные, очерёдные, 3-5-7-пальчато-лопастные или раздельные, жёсткие, с опадающими прилистниками. В пазухах листьев развиваются укороченные генеративные побеги, несущие соцветия двух типов — каприфиги и фиги (сиконий). Они развиваются на разных деревьях, характеризуются тем, что ось разрастается в шаровидно-овальное образование с отверстием на верхушке и полостью внутри, где располагаются мелкие невзрачные раздельнополые цветки.

Каприфиги — более мелкие соцветия, содержащие мужские цветки: Формула цветка: <math>mathrm{ast ; P^{Ca}; _{(5)} ; A_{3(underline3)</math>}}[6] и Фиги — женские галловые цветки с короткими столбиками: <math>mathrm{ast ; P^{Ca}; _{(5)} ; G_{(underline2)</math>}}[6] — крупные соцветия, в которых мужские цветки редуцированы, а женские имеют длинные столбики, и после оплодотворения образуют односеменные плоды — орешки.

Опыление у инжира имеет особенность. Оно происходит с помощью небольших черных ос—бластофаг (за исключением искусственно выведенных партенокарпических сортов), которые переносят пыльцу с мужских деревьев на женские. Сами осы-бластофаги не могут размножаться без инжира. Самка осы-бластофага, оплодотворённая бескрылым самцом внутри мужского соцветия инжира, вылезает наружу через отверстие в вершине мужского соцветия.

Фиги превращаются в сочные, сладкие, грушевидные соплодия с семенами внутри. Они покрыты тонкой кожицей с мелкими волосками. На верхушке имеется отверстие — глазок, прикрытый чешуйками. Соплодия инжира имеют окраску от жёлтой до чёрно-синей, в зависимости от сорта. Чаще встречаются жёлто-зелёные плоды.

Листья крупные, очерёдные, 3-5-7-пальчато-лопастные или раздельные, жёсткие, с опадающими прилистниками. В пазухах листьев развиваются укороченные генеративные побеги, несущие соцветия двух типов — каприфиги и фиги (сиконий). Они развиваются на разных деревьях, характеризуются тем, что ось разрастается в шаровидно-овальное образование с отверстием на верхушке и полостью внутри, где располагаются мелкие невзрачные раздельнополые цветки.

Каприфиги — более мелкие соцветия, содержащие мужские цветки: Формула цветка: ∗PCa(5)A3(3_){displaystyle mathrm {ast ;P^{Ca};_{(5)};A_{3({underline {3}})}} }[6] и Фиги — женские галловые цветки с короткими столбиками: ∗PCa(5)G(2_){displaystyle mathrm {ast ;P^{Ca};_{(5)};G_{({underline {2}})}} }[6] — крупные соцветия, в которых мужские цветки редуцированы, а женские имеют длинные столбики, и после оплодотворения образуют односеменные плоды — орешки[прояснить].

У инжира, за исключением искусственно выведенных партенокарпических сортов, очень интересное опыление: оно происходит при помощи небольших чёрных ос-бластофаг, которые переносят пыльцу с мужских деревьев на женские. Сами осы-бластофаги не могут размножаться без инжира. Самка осы-бластофага, оплодотворённая бескрылым самцом внутри мужского соцветия инжира, вылезает наружу через отверстие в вершине мужского соцветия.

При этом принимает на своё тело пыльцу с мужских цветков. В поисках мужских соцветий часть самок попадает внутрь женских соцветий. Пыльца, занесённая ими, попадает на рыльце пестиков, благодаря чему происходит опыление цветков[7][8][9]. Судя по палеонтологическим данным, такая система опыления сформировалась по меньшей мере уже 34 миллиона лет назад[10].

Химический состав

Состав инжира состоит из: калия, фосфора, селена, цинка, натрия, железа, меди, кальция, магния. Процент железа в плодах не превышает показателя данного вещества в яблоках. Спелый инжир содержит высокий уровень сахаристых соединений. Кроме того, сушеная винная ягода приносит пользу организму человека, благодаря высокому содержанию пищевых волокон (90%), однако в свежем инжире пищевых волокон – 12,5%.

Какие витамины в инжире содержатся в большом количестве и какой пользой они обладают? Это уникальный витаминный состав, на 100 г/мг инжира:

  • А-0,008
  • В1-0,06,
  • В2-0,05,
  • В3-0,5
  • В5-0,4
  • В6-0,1
  • В9-0,01
  • С-2 мг
  • Е-0,1 мг

Их польза обусловлена положительным влиянием на костную ткань, дерму, волосы, ногти. Кроме того, витамины предотвращают развитие раннего старения. Улучшают зрение, укрепляют иммунную систему, нормализуют работу кишечника, являются профилактикой развития онкологических заболеваний.

Жирные кислоты омега 3, находящиеся в ягоде, приносят немалую пользу нервной системе человека. С помощью глицериновой кислоты возможно быстро вывести из кишечника шлаки и токсины (предотвращают развитие интоксикации). Пантотеновая кислота, способна избавить человека от депрессии, бессонницы, улучшить зрение, привести в норму АД, а также предотвратить выпадение волос. Фицин полезен для снижения холестерина, разжижения крови, понижения вероятности образования тромбов.

Суточная норма свежих плодов фиги (или инжира), приносящих пользу, для взрослого человека составляет – не более 10 шт. (100 г). Норма потребления сушеного инжира составляет – 3 – 5 шт./сут. (30 – 50 г).

Плоды инжира

Свежие плоды инжира содержат до 24 % (по другим данным, до 75 %[10]) сахаров (глюкоза, фруктоза), а сушёные — до 37 %. В плодах содержатся органические кислоты, дубильные вещества, белки, жиры, в листьях — кумарины (главные из них — псорален и бергаптен)[10].

Свежие плоды инжира содержат до 1,3 % белков, 11,2 сахаров, кислот только 0,5 %. В сушёных фигах доля белка увеличивается до 3—6 %, сахара — до 40—50 %, что придаёт им глубокий сладкий вкус и ощущение сытости (калорийность сушёных плодов — 214 ккал на 100 г). Есть в них и витамины (β-каротин, B1, B3, PP, C), и минеральные вещества (натрий — 18 мг на 100 г, калий — 268, кальций — до 34, магний — до 20, фосфор — до 32). Калия так много, что по его содержанию инжир уступает лишь орехам.

Незрелые плоды содержат едкий млечный сок, поэтому несъедобны.

Сушёные плоды отличаются высокой калорийностью и содержат 50—77% сахаров[11].

Свежие плоды инжира содержат до 24 % (по другим данным, до 75 %[11]) сахаров (глюкоза, фруктоза), а сушёные — до 37 %. В плодах содержатся органические кислоты, дубильные вещества, белки, жиры, в листьях — кумарины (главные из них — псорален и бергаптен)[11].

Свежие плоды инжира содержат до 1,3 % белков, 11,2 сахаров, кислот только 0,5 %. В сушёных фигах доля белка увеличивается до 3—6 %, сахара — до 40—50 %, что придаёт им глубокий сладкий вкус и вызывает ощущение сытости (калорийность сушёных плодов — 214 ккал на 100 г). Есть в них и витамины (β-каротин, B1, B3, PP, C), и минеральные вещества (натрий — 18 мг на 100 г, калий — 268, кальций — до 34, магний — до 20, фосфор — до 32).

Сушёные плоды отличаются высокой калорийностью и содержат 50—77 % сахаров[12].

Хозяйственное значение и применение

Инжир употребляют в свежем, сушёном и консервированном виде. Из свежих плодов варят варенье и джем. В плодах множество очень мелких семян, на вкус плоды приторно- или умеренно-сладкие. Для сушки больше подходит светлый, с золотистой кожицей и белой мякотью, около 5 см в диаметре. Сушат соплодия 3—4 дня под солнцем.

В андалусскомКоине традиционно выпекался инжирный хлеб.

Урожай инжира в культуре обильный — до 20 тонн на гектар. Инжир неприхотлив: может расти на бедных землях, каменистых осыпях, скалах, каменных стенах. Однако, мощные деревья встречаются в долинах рек, в условиях хорошей водообеспеченности. Плодоносить инжир начинает на второй — третий год, живёт до 30—60, а в некоторых случаях до 300 лет.
В некоторых местах для искусственного опыления цветков фигового дерева проводится капрификация.

Инжир употребляют в свежем, сушёном и консервированном виде. Из свежих плодов варят варенье и джем. В плодах множество очень мелких семян, на вкус плоды приторно- или умеренно-сладкие. Для сушки больше подходит светлый, с золотистой кожицей и белой мякотью, около 5 см в диаметре. Сушат соплодия 3—4 дня под солнцем.

Лекарственное использование

В качестве лекарственного сырья используют лист инжира (лат. Folium Ficusi caricae), который собирают после снятия плодов в сентябре — октябре и высушивают. Из сырья получают препарат «Псоберан», который используется для лечения гнёздной плешивости и витилиго[10].

С давних пор фиги используют в медицине. Их применяли как средство от кашля, от заболеваний горла, для чего соплодия заваривали кипятком или горячим молоком. Мякоть же плодов обладает хорошим потогонным и жаропонижающим действием. Кроме того, железа в инжире больше, чем в яблоках, поэтому его рекомендовали больным, страдающим железодефицитной анемией.

Так как в листьях содержится кумарин (вещество, повышающее чувствительность организма к солнечной радиации), они тоже нашли применение. Инжир обладает большой питательностью, успокаивает жар в теле и утоляет жажду. Инжир полезен при учащенном сердцебиении, бронхиальной астме, кашле, болях в груди, огрублении плевры;

употребление его в пищу с миндалём помогает при сильном похудении. Сушёный инжир обладает слабительным действием. Сироп из инжира является тоником для детей: он повышает их аппетит и улучшает пищеварение. Инжирный сироп помогает при мышечном ревматизме, заболеваниях кожи, камнях в почках и мочевом пузыре, увеличении объёма печени и болях (при простудном заболевании женских половых органов).

Плоды инжира входят в состав лекарственного средства «Кафиол»[10].

В качестве лекарственного сырья используют лист инжира (лат. Folium Ficusi caricae), который собирают после снятия плодов в сентябре — октябре и высушивают. Из сырья получают препарат «Псоберан», который используется для лечения гнёздной плешивости и витилиго[11].

Vijgenboom R01.jpg

Плоды инжира входят в состав лекарственного средства «Кафиол»[11].

Комнатное растение

В средних и северных районах России инжир выращивают в комнатах. У него крупные лопастные красивые листья, на зиму опадающие. В комнатной культуре способен давать плоды, которые чаще созревают в конце лета или осенью, иногда весной. Инжир размножают зимними (без листьев) и летними (зелёными) черенками.

Зимние черенки срезают с одно-двухлетних побегов и сажают рано весной, до распускания почек, в лёгкую супесчаную землю. Зелёные черенки сажают в конце весны — в начале лета в песок и содержат до укоренения во влажной среде под стаканом или другим стеклянным укрытием. И те и другие черенки в тёплом месте легко укореняются. Укоренившиеся черенки высаживают в горшки.

Летом содержат на светлых подоконниках при обильной поливке, зимой — в прохладном месте при весьма умеренной поливке, лишь бы совсем не пересохла земля. До трёхлетнего возраста ежегодно весной, до начала роста, пересаживают в дерново-перегнойную землю. Взрослые растения пересаживают через два-три года в широкую посуду, в более тяжёлую землю.

Литература

  • Ficus Carica // Ботанический словарь / сост. Н. И. Анненков. — СПб.: Тип. Имп. АН, 1878. — XXI 645 с.
  • Инжир // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978. (Проверено 6 декабря 2012)
  • Ficus carica — Смоковница обыкновенная, винная ягода или фига // Флора СССР : в 30 т. / гл. ред. В. Л. Комаров. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1936. — Т. 5 / ред. тома В. Л. Комаров. — С. 380—382. — 762, XXVI с. — 5175 экз.
  • Блинова К. Ф. и др.Ботанико-фармакогностический словарь : Справ. пособие / Под (недоступная ссылка) ред. К. Ф. Блиновой, Г. П. Яковлева. — М.: Высш. шк., 1990. — С. 237. — ISBN 5-06-000085-0.
  • Кобляков В. В. Инжир (фига). // На ниве кубанской : журнал. — № 2. — 1999.
  • Греков С. П. Субтропические в средних широтах. — М.: ACT; Донецк: Сталкер, 2002. — 93 с. — (Приусадебное хоз-во). — ISBN 5-17-016228-6, 966-596-782-7.

Отрывок, характеризующий Инжир

В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?

» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.

Теперь, к удивлению своему, он нашел, что во всех этих вопросах не было более сомнений и недоумений. В нем теперь явился судья, по каким то неизвестным ему самому законам решавший, что было нужно и чего не нужно делать.

Он был так же, как прежде, равнодушен к денежным делам; но теперь он несомненно знал, что должно сделать и чего не должно. Первым приложением этого нового судьи была для него просьба пленного французского полковника, пришедшего к нему, много рассказывавшего о своих подвигах и под конец заявившего почти требование о том, чтобы Пьер дал ему четыре тысячи франков для отсылки жене и детям.

инжир-на-дереве

Пьер без малейшего труда и напряжения отказал ему, удивляясь впоследствии, как было просто и легко то, что прежде казалось неразрешимо трудным. Вместе с тем тут же, отказывая полковнику, он решил, что необходимо употребить хитрость для того, чтобы, уезжая из Орла, заставить итальянского офицера взять денег, в которых он, видимо, нуждался.

В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.

Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.

– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.

Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены.

И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо;

Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.

Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл.

Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа.

Так же, как трудно объяснить, для чего, куда спешат муравьи из раскиданной кочки, одни прочь из кочки, таща соринки, яйца и мертвые тела, другие назад в кочку – для чего они сталкиваются, догоняют друг друга, дерутся, – так же трудно было бы объяснить причины, заставлявшие русских людей после выхода французов толпиться в том месте, которое прежде называлось Москвою.

Но так же, как, глядя на рассыпанных вокруг разоренной кочки муравьев, несмотря на полное уничтожение кочки, видно по цепкости, энергии, по бесчисленности копышущихся насекомых, что разорено все, кроме чего то неразрушимого, невещественного, составляющего всю силу кочки, – так же и Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе.

Все было разрушено, кроме чего то невещественного, но могущественного и неразрушимого.Побуждения людей, стремящихся со всех сторон в Москву после ее очищения от врага, были самые разнообразные, личные, и в первое время большей частью – дикие, животные. Одно только побуждение было общее всем – это стремление туда, в то место, которое прежде называлось Москвой, для приложения там своей деятельности.

Через неделю в Москве уже было пятнадцать тысяч жителей, через две было двадцать пять тысяч и т. д. Все возвышаясь и возвышаясь, число это к осени 1813 года дошло до цифры, превосходящей население 12 го года.Первые русские люди, которые вступили в Москву, были казаки отряда Винцингероде, мужики из соседних деревень и бежавшие из Москвы и скрывавшиеся в ее окрестностях жители.

Вступившие в разоренную Москву русские, застав ее разграбленною, стали тоже грабить. Они продолжали то, что делали французы. Обозы мужиков приезжали в Москву с тем, чтобы увозить по деревням все, что было брошено по разоренным московским домам и улицам. Казаки увозили, что могли, в свои ставки; хозяева домов забирали все то, что они находили и других домах, и переносили к себе под предлогом, что это была их собственность.

Но за первыми грабителями приезжали другие, третьи, и грабеж с каждым днем, по мере увеличения грабителей, становился труднее и труднее и принимал более определенные формы.Французы застали Москву хотя и пустою, но со всеми формами органически правильно жившего города, с его различными отправлениями торговли, ремесел, роскоши, государственного управления, религии.

Формы эти были безжизненны, но они еще существовали. Были ряды, лавки, магазины, лабазы, базары – большинство с товарами; были фабрики, ремесленные заведения; были дворцы, богатые дома, наполненные предметами роскоши; были больницы, остроги, присутственные места, церкви, соборы. Чем долее оставались французы, тем более уничтожались эти формы городской жизни, и под конец все слилось в одно нераздельное, безжизненное поле грабежа.

Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.

Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней.

Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи.

Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату;

другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.

В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел.

Инжир другое название

где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.О Ростовых он слышал, что они в Костроме, и мысль о Наташе редко приходила ему. Ежели она и приходила, то только как приятное воспоминание давно прошедшего.

Он чувствовал себя не только свободным от житейских условий, но и от этого чувства, которое он, как ему казалось, умышленно напустил на себя.На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову.

Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней.Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине.«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда?

Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя.

Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.– Доложи;

Инжир другое название

может быть, примут, – сказал Пьер.– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Ovsey.ru